Une fois à Étretat. Однажды в Этрета

[Все герои истории вымышлены, любые совпадения с реальной жизнью случайны.]
Пятница. 13:42. Париж

Молодая девушка задумчиво вглядывалась в экран компьютера, делая вид, что работает. Это была пятница, конец рабочей недели, и за последнее время она изрядно устала. Парень, с которым она недавно познакомилась, был откровенным идиотом, и при мысли о нём раздражение только усиливалось. Зазвонил телефон. Чёрт.  Пришло очередное смс от него. Эти бесконечные «привет, как дела, что делаешь».

Стук в дверь.

- Привет, Ирен! Ты сегодня пойдешь с нами boire un verre[1]?
- Привет! Знаешь… Нет. Сегодня я должна уехать.
- Ах да? И куда же? – Ирен показалось невыносимым это назойливое любопытство.
- У меня новый парень, – выпалила Ирен. Она всегда так делала: выдумывала всякие небылицы, чтобы не делать того, чего не хотелось.
- Не терпится услышать эту историю! Bon week-end[2]! – про себя Ирен подумала: «В понедельник скажу, что мы разбежались». 
Дверь закрылась, и она опять осталась наедине с какой-то внутренней нервозностью и злостью. Всё также тупо смотрела в экран, а потом подумала: «И в правду! А не поехать ли мне куда-то?».

На улице был апрель, и этот день выдался по-настоящему жарким. Казалось, что весь Париж задыхается, а в ее маленькой квартирке почти под крышей было, наверное, жарче, чем в аду. При мысли об этом она точно решила исчезнуть из города. И подальше. И ещё желательно туда, где нет людей. Ей невыносимо хотелось остаться одной. Ирен как раз сейчас читала книгу, где герой останавливался в какой-то деревушке Etretat. Упомянутый в ней отель оказался невымышленным. Она набрала название в Гугле. Цена составила сто евро за ночь… Ирен работала редактором в маленьком журнале, и денег едва хватало на то, чтобы оплачивать эту маленькую жаровню на последнем этаже. Обычно, она не тратила попусту деньги, всегда старалась сэкономить. Но тут вспомнила, что уже  очень давно не отдыхала по-настоящему. Она быстро ввела данные банковской карты. Двести евро мгновенно улетели, зато пришло подтверждение о бронировании.

К слову, зовут её на самом деле Ирина, и она наполовину русская. Мама приехала к папе из  Калининграда 28 лет назад. От мамы ей достались грусть в глазах, некая меланхоличность и поразительная красота, незаметная только для неё.

Ирен была ответственной и много работала. Но явно не сегодня. Она робко, но настойчиво постучалась  в дверь начальника, и сказала, что, кажется, подхватила кишечный грипп. Чёрт, хоть бы Люсиль не проболталась. В конце концов, она первый раз за год работы в издательстве просит отгул на полдня.

Буквально выбежав из здания офиса, Ирен прыгнула в маленький Peugeot, подаренный ей родителями на прошлое день рождения, и уже хотела заехать домой, чтобы взять пару платьев, но передумала. Бежать. Срочно бежать. Ещё какое-то время в Париже и она сойдет с ума.
Ехать до места надо было около трёх часов. Ирен уже давно не говорила по-русски. Позвонила маме, спросить как дела. Всё по-прежнему, они с папой живут близ Тулузы, сейчас собираются высаживать цветы. У них все хорошо. Ирен выключила телефон и сунула в бардачок. Она любила русский, но говорила, правда, с акцентом. Всегда хотела съездить в Петербург, ей нравилась русская история, и она чувствовала себя частью этого мира, хотя всю жизнь провела во Франции.

По пути мимо проносились жёлтые и зелёные поля, цветущие деревья и деревенские домики. Пейзаж за окном менялся, менялось и её настроение. Мысли почти покинули её голову, и маленький Пежо мягко скользил по дороге. Уже к вечеру она добралась до Этрета. Зайдя в свой номер в отеле, Ирен тут же упала на кровать прямо в одежде и поняла, что уже не встанет до следующего дня.

Утром она проснулась от яркого солнца, которое светило ей в лицо. Девушка улыбнулась. Быстро умылась и спустилась за чашкой эспрессо. Завтракать не хотелось, ей не терпелось увидеть городок. Отель располагался почти у кромки океана, и перед ее глазами тут же возникло величественное побережье с отвесными скалами и океаном цвета неба. Нежный ветер трепал и путал ее длинные светлые волосы, а воздух кружил голову.

Живописный алебастровый берег высокой белой стеной протянулся вдоль Атлантического океана. Там, где на месте скал оказывались небольшие углубления, появлялись маленькие деревушки. Этрета повезло, пожалуй, больше всего. Именно сюда приезжали французские художники, чтобы запечатлеть причудливые каменные арки, которые веками вытесывала природа, придавая им изящную форму.

Ирен ненадолго задержалась на набережной. Местные жители пили утренний кофе и гуляли с собаками. Потом пошла направо и поднялась на утёс. Недавно она ходила в Орсе в Париже и сразу узнала в открывшихся видах картину Клода Моне. Она долго гуляла по скалам, спускалась к океану и просто лежала на мягкой траве такого зеленого цвета, что ей слепило глаза. Девушка размышляла о своей жизни и поняла, что уже очень давно не ощущала себя такой живой. Вчерашняя нервозность улетучилась. Она даже подумала, а не переехать ли ей сюда навсегда. Сбежать от мира, притвориться глухонемой и каждый день собирать ракушки на берегу. Ирен перекусила в местном ресторанчике. Давно она не ела таких вкусных мидий и блинов с солёной карамелью. Пообедав, вновь отправилась гулять по побережью, изучала каждый выступ скалы и не могла нарадоваться этому сказочному месту, куда маленький Пежо перенес её уставшее тело.

Каждый день она сталкивается с пошлостью и глупостью, и всё в этом мире, в сущности, кажется ложью. Люди вообще ничего не замечают вокруг. Бегут куда-то всё время, задаются, осознавая свой успех, и не могут остановиться, чтобы перевести дыхание и оглянуться по сторонам. Ей казалось, что она похожа на наивного ребенка, мечты которого разбились, когда началась взрослая жизнь. Возможно, единственный способ удержать себя от пропасти – это любить и пытаться приспособиться к реальности, постоянно укрепляя свой внутренний стержень. В любви Ирен, в общем-то, не везло. Судьба всё время сводила её с идиотами. Бывало, правда, когда несколько чудаков трогали её сердце. Но это, кажется, было очень давно.

Непрерывный и порой бессмысленный поток мыслей легко проплывал в голове… До тех пор, пока её блуждающий взгляд не наткнулся на знакомую фигуру на выступе скалы. Жизнь всё-таки удивительная штука. Это был её университетский приятель,  в которого она, признаться, когда-то была влюблена.

Вдруг она подумала, что эта поездка, возможно, не была такой глупой затеей, как могло показаться в начале…


Bon week-end! – Хороших выходных![2] 
Boire un verre – выпить чего-нибудь[1]